Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

Амур

Вводный пост.

После прошлого периода деятельности этого журнала, я решил поберечь свои нервы и немного абстрагироваться от всей той мути и грязи которая происходит на территории под названием Россия. Не говорю, что не буду затрагивать политику и власть, просто буду делать это по другому,- глупо мешать этой лживой власти идти к своему губительному тупику. Постараюсь делать упор на хорошем, стоящем, на себе и на своих близких, на своей безопасности и перспективах, на друзьях, хороших людях и хороших явлениях, на всём том, что придаёт сил и дарит хорошее настроение.

Тема власти России и её политики озлобляет, и забирает слишком много ценной энергии. Этот цирк с конями живёт сам по себе, в параллельном мире и исключительно в русле своих интересов, и при этом пытается нами манипулировать, ему не стоит особо мешать. В конце концов, если кто-то создаёт проблемы, пусть он сам их и решает.

Что касается этой территории и его населения, то надеюсь у них снова появится шанс на хорошее будущее, такой какой был в период СССР. Время покажет.

Ну а нам, простым людям, не стоит пытаться изменить мир, это невозможно. Лучше не дать миру изменить самого себя!

Я, как и всегда раньше, честен с Вами и буду честен по отношению ко всем всегда и во всём, даже если наши мнения не совпадают. Хамства и грубости не потерплю, к нормальному человеческому общению готов. И да, для моментов когда кто-то в силу своего желания может и хочет поддержать,- под катом, номер моей карты - Collapse )

С Уважением, Амур Шанибов!
Амур

Истинная вера!

... Допоздна оставался Ходжа Насреддин на кладбище, ведя мысленную беседу с усопшим.

Кладбище погрузилось во тьму, повеяло свежестью, зажглись на темном небе звезды.

Ходжа Насреддин сказал:

– Прощай, мудрый старец, изредка я буду приходить к тебе.

И услышал благожелательный ответ, передавшийся в его разум через сердце – не словами, а теплой волной.

- Я рад, если хоть чуточку помог тебе своей скромной помощью перейти на высшую ступень твоего бессмертного бытия, - продолжал Ходжа Насреддин. - Но в одном я повинен: я так и не нашёл своей веры. Говоря по правде, я понадеялся на твое обещание подсказать, – а ты взял, да и ... того – перешёл. Не дождавшись... Теперь я попытаюсь, конечно, сам найти, не знаю, выйдет ли что-нибудь?

Величаво и торжественно, в содружестве звезд, плыла земля сквозь голубую мглу ночи, ветер шелестел в деревьях, кричали ночные птицы, благоухала трава, обильно увлажнённая росой, билось сердце в груди Ходжи Насреддина – и во всем этом он вдруг ощутил с полной несомненностью свою веру и понял её, хотя назвать ещё но умел. Переполненный порывом, восторгом и беспредельным счастьем любви к миру, чувствуя ответную, такую же беспредельную любовь живого мира к себе, сливаясь со всем сущим вокруг, но не растворяясь в нем и сохраняя себя, он шагнул в одно из тех драгоценных мгновений, что соприкасают человека с великим и вечным круговоротом жизни, куда смерти доступа нет и не будет!

Его вера все громче звучала в его душе и переливалась через края, но слова для неё, неповторимого и единственного, он в своем разуме не находил. А между тем чувствовал, что оно есть, и где-то близко; он напрягая все силы, дабы пламя из его души поднялось в разум и зажгло его этим великим словом; и когда, казалось ему, он уже вконец изнемог от непомерных усилий, – слово это вспыхнуло в нем, блеснуло, сверкнуло и, перелетев на уста, обожгло их незримым огнем.

Жизнь! – воскликнул он, вздрогнув и затрепетав, не замечая слез, струившихся по лицу.

И все вокруг дрогнуло, затрепетало, отзываясь ему, – и ветер, и листья, и травы, и далекие звезды.

Странное дело: он всегда знал это простое слово, но проник во всю его бездонную глубину только сейчас, – и когда проник, это слово стало для него всеобъемлющим и бесконечным.

... С того памятного дня, когда ему на могиле старца открылось вещее слово, он начал жить не так, как раньше: он начал жить в ясности, не смущаемый никакими сомнениями, не угнетаемый путаницей и кажущимся хаосом мира, ибо имел ко всему верный, истинный ключ.